Category: искусство

Электра в Парижской Опере – Брутальный ужас мести. 27 октября 2013.

«Электра» положила начало совместной работе композитора Рихарда Штрауса и либретиста Гуго фон Гофмансталя. Одноактная опера, идущая без перерыва примерно час сорок, базируется на одноименной трагедии Софокла. Гофмансталь выделил в мифе основную линию – безумную жажду мести Электры за убийство отца матерью и ее любовником. Вся опера сфокусирована на главной героине, ее эмоциях, сжигающей ее страсти. Все остальные персонажи не имеют собственной, «отдельной» жизни, они даны исключительно во взаимоотношении к Электре, в диалогах с ней. В музыкальном плане тот стиль модернисткой музыки, основу которому Штраус заложил в Саломее, в Электре получил полномасштабное развитие (продолжи Штраус в том же ключе, его следующей оперой мог бы стать «Воццек». Вместо этого, он написал Кавалера Розы и Ариадну, вернулся к модернисткому стилю в Женщине без Тени, и после этого забросил его окончательно, продолжая «клонировать» Кавалера Роз в поздних операх).

Ровно неделю назад в Парижской Опере состоялась премьера постановки моего любимого Канадского режиссера Роберта Карсена. Опускаю слово «новой» постановки, ибо Электра в Opera Bastille это «импорт» постановки на фестивале Maggio Musicale Florentino 2008 года. Стилизованная, минималисткая постановка Карсена происходит в «каменном мешке» трех темно-серых стен и засыпанного землей пола. В центре сцены – могила, откуда в начале оперы Электра «выкапывает» тело отца, а в дальнейшем спускаются герои оперы и очень эффектно опускается кровать матери Электры Клитамнестры. Такое сценическое решение моментально закладывает настроение предстоящего брутального кошмара (с моей точки зрения, в эмоциональном плане Электра одна из самых страшных опер): все персонажи оперы - узники, лишенные свободы выбора, свободы жизни, заключенные в психологическую и эмоциальную тюрьму страха, обсессии, безумия, несвободы. Кровавый финал оперы – единственное возможное спасение для всех, включая, как это не парадоксально, для сестры Электры, Кризотемис, единственной лирической героини оперы. Другой совершенно гениальный аспект постановки – это введение в оперу «Греческого Хора», группы из 20+ босых девушек, включая пять служанок, одетых как и Электра и Кризотемис, в длинные черные платья без рукавов, с распущенными длинными черными волосами (их эстетика – эстетика безумия. Вообще вся постановка, за исключением костюмов Клитамнестры и Эгиста выполнена в черных тонах. И только они одеты в белое, к тому же Клитамнестру выносят на сцену на блестяще-белой кровати. Как известно, белый цвет во многих культурах представляет смерть). «Хор», благодаря блестящей хореографии Philippe Giraudeau, как зеркало повторяет то, что делает Электра, передает эмоции главной героини или отображает то, о чем поют различные персонажи. «Хор» и феноменальное освещение (работа самого Карсена и Peter van Praet) придают постановке уникальную по своей беспощадности и жестокости зрелищность. «Картинка» группы женщин с окровавленными топорами и отбрасываемые ими на задний план тени в предпоследней сцене массовой резни вызвала реальный внутренний ужас и содрагание.

В музыкальном плане Опера Бастиль собрала замечательный состав. Электра – феноменально сложная партия, но шведское сопрано Irene Theorin, специалистка в Штраусе, провела ее отлично, несмотря на то, что в начале оперы ее было с трудом слышно (что я списываю на комбинацию проблем с аккустикой в Бастиль и возможным желанием Теорин «сохранить» голос к финалу). Ricarda Merbeth (до этого я слышала ее в партии Эльзы в Лоэнгрине в Берлине) – прекрасная лиричная Кризотемис. Однако, для меня, лучшей женской партией стала замечательная Waltraud Meier в роли Клитамнестры. Женя Никитин – был прекрасным и захватывающим в партии Ореста, роли, получившей у Карсена сильное перво-плановое прочтение. И, конечно, звездой вечера (точнее, дня) был дирижер Philippe Jordan, потрясающий интерпретатор Вагнера (на моем «счету» его Золото Рейна и Риенци) и Штрауса, под управлением которого оркестр оперы (на мой взгляд, лучший оркестр в Париже) звучит как никогда. Потрясающее прочтение материала, полное одновременно страсти и накала эмоций и тонких нюансов.

«Электра» идет в Париже до конца ноября -  я вам очень советую не пропустить! Я же теперь хочу посмотреть нашумевшую летом в Aix en Provence постановку Патрица Шеро, которая в мае переедет в Ла Скала в оригинальном составе

Stay tuned – следующим в программе рассказ о фантастической Царской Невесте в Берлине

elektra 1

elektra 2
elektra 3

elektra 4


По итогам

Две отличные оперы, три отличные выставки, один средненький спектакль, много хороших ресторанов, масса приятных эмоций, душевное общение и времяпрепровождение с друзьями. Ноги и спина отваливаются, голова уже ничего не соображает. Через час буду дома. Завтра начну отписывать

Фауст. Мет. 13 декабря 2011

Новая совместная постановка "Фауста" Американско-Канадского режиссера Des McAnuff для Мета и Английской Национальной Оперы оставила у меня очень смешанное впечатление. Это одна из ситуаций, когда "хотели как лучше, а получилось как всегда". "Фауст" г-на McAnuff - это несомненно интересная режиссерская работа, не евро-трэш, а попытка дать современное прочтение оперы, сделать авангардный спектакль. Она могла бы стать настолько же оригинальной и запоминающейся работой, как скажем "Саломея" одного из моих любимых оперных режиссеров - Роберта Карсона. Могла бы... Но - увы! - не стала. Как это не странно звучит, мне кажется, у режиссера было слишком много идей, и именно это обилие "погубило" постановку. Намешали столько всего, что потеряли саму оперу. Хотя справедливости ради, эта премьерная постановка дает огромную фору двум другим премьерным постановкам, которые я видела в октябре - "Анна Болена" и "Дон Джованни", потому что здесь хотя бы есть трактовка и есть режиссерская работа с певцами, а там не было ни того ни другого;  так что прогресс налицо.

/Детали и оченьмногабукв, фото и видео - под катом/

Collapse )

По пути домой

Два дня в НЙ подошли к концу, и вот я снова в поезде  по пути домой. В НЙ было ужасно холодно. Казалось бы Вашингтон всего в трех часах к югу, а разница в температуре огромная: +17 в Вашингтоне и только +5 в НЙ. Добавьте к этому дождь  и ветер – и вы поймете почему так хотелось обратно домой.

Открытием четверга была совершенно потрясающее сопрано из Мариинки –Лариса Дядкова, исполнявшая партию бабули. Какой голос! Фантастика! Постановка же скучная, с дурацкими декорациями. Вообще  с операми Прокофьева и Шостаковича я, пожалуй, сделаю на пару лет перерыв, за исключением «Носа» если будет возможность где то посмотреть (по слухам Мет ставит эту опреру в сезоне 09/10. Но я бы хотела посмотреть совместную постановку Парижа и Мариинки).

Collapse )

Нью Йорк. День Второй


После ужина Britten’s Peter Grimes. Отличная постановка! Опять минимализм в декорациях, но сделаны превосходно, точно отражая природу Бриттеновской оперы. Напомнили мне декорации к Грозе  в Современнике. Лет шесть назад. Дирижировал Donald Runnicles совершенно великолепно! В этой опере Бриттена роль оркестра и хора особенно важна, есть множество чисто музыкальных пассажей и Мет справился с ними блестяще. Чудный тенор, которого я слушала впервые – Anthony Dean Griffey. Голос, очень подходящий для Бриттена и потрясающие актерские качества! Бриттен надо сказать воспринимается настолько же сложно, если не сложнее, чем Шостакович. Это и опера и симфония одновременно, и как у Вагнера каждый характер имеет свой лейтмотив, и как у Малера природа и стихия имеют свои легко опозноваемые темы. Персонально мне эта опера больше всего напоминает Леди Макбет Мценского Уезда.