?

Log in

No account? Create an account

Письма Шлеппе - о жизни в музыке и путешествиях

Yesterday is history, Tomorrow is a mystery, Today is the present

Entries by category: отношения

Евгений Онегин. Мет. 1 октября 2013
ms_lizzy_bennet
Все последние три сезона Мета открываются новыми постановками с участием Анны Нетребко: Анна Болена в 2011, Любовный Напиток в 2012, и наконец Евгений Онегин в сентябре этого года. Видимо Анна очень хотела исполнить в Мете именно роль Татьяны (ранее в этом году она исполняла ее в Вене), намного больше подходящую к ее изменившемуся, ставшему глубже и насыщеннее, голосу, чем предыдущий бель канто репертуар, и это объясняет решение г-на Гелба списать в утиль стилизованную, потрясающе красивую, элегантную и наполненную поэзией постановку Роберта Карсена. Новая постановка хоть и не вызывает раздражения (иногда и за это хочется сказать спасибо), увы! также и не представляет особого интереса, и даже близко не сравнима с работой канадского режиссера (я видела постановку Карсена дважды, в разных составах. Кому интересно, она есть на двд на амазоне http://www.amazon.com/Tchaikovsky-Fleming-Hvorostovsky-Gergiev-Metropolitan/dp/B000YCLRBA/ref=sr_1_1?ie=UTF8&qid=1380935898&sr=8-1&keywords=eugene+onegin+met. Хотя для меня Рене Флеминг в роли Татьяны совсем "не работает"). Новый Онегин не обошелся не только без кризиса, но и без скандала. Работу над совместной постановкой с English National Opera начинала режиссер Deborah Warner (премьера состоялась в Лондоне в 2011), но а августе, по медицинским причинам (неожиданная операция), она отказалась от работы в Мете. Ее место заняла ее давний партнер, режиссер и актриса Fiona Shaw, никогда ранее не работавшая в Мете. Более того, у Ms. Shaw было предыдущее обязательство по работе над оперой Бриттена “Rape of Lucretia” для осеннего тура Glyndebourne Festival, от которого она не пожелала отказаться. Как результат, Ms Shaw прибыла на репетиции 13 августа и уже 6 сентября покинула НЙ, чтобы вернуться ровно один раз - 13 сентября на репетицию 1го и 3го актов (2ой акт, на сцене, с оркестром режиссер не видела вообще). Улетев из НЙ в тот же вечер, она оставила "подробные записки с указаниями". Ни на генералке, ни на премьере режиссер не присутствовала. Как такое может быть допустимо в одном из ведущих оперных театров мира, в премьерной постановке, открывающей новый сезон - вопрос "на засыпку", другими словами, риторический. Помимо этого, наверное уже всем известно о пикете перед зданием Линкольн Центра активистов LGBT, о выкриках во время увертюры, и о сборах подписей с требованием к Маэстро Гергиеву и АН выступить с позицией по "дискриминации геев в России". Но это уже к опере отношения не имеет...

Возвращаясь к постановке. Первый акт происходит в усадьбе Лариных, больше похожей на подмосковскую дачу. Огромная гостиная (или веранда-?), выходящая окнами и дверьми в березовый лес? сад? стол, стулья, диваны, подушки, кадки с цветами (все очень мило и красиво). На окнах помятые занавески. Вся сцена мне очень напомнила МХАТовские телевизионные спектакли конца 70х-начала 80х. Красивые костюмы Chloe Obolensky, согласно брошюре представляющие 1870ые. На первый взгляд, у этой сценографии был потенциал, например это могла быть (в противовес предыдущей постановке) реалистичная, традиционная постановка, скажем стилизованная именно под драм. спектакли 70-80 гг 20 века. Но даже такому потенциалу не суждено было реализоваться. Декорации первой сцены не сменились ни во второй, ни в третьей сценах первого акта. Письмо Татьяна пишет в гостиной, что во многом забирает "интимность" происходящего. Объяснение с Онегиным происходит все там же, добавляются только столы с ящиками, наполненными тыквами (ну это по-видимому в честь приближающегося Дня Благодарения). Онегин, жующий яблоко (видимо, по замыслу режиссера это символизирует, что ему скучно и наплевать на провинциальную барышню). Дальше - хуже. Первая сцена второго акта - бал по случаю именин Татьяны - тут декорации просто свели к трем стенам (серым и мрачным и никак не соответствующим стилистике предыдущей комнаты. Впечатление такое, что действие внезапно перенеслось с дачи в квартиру), люстре и все тому же столу, на который в какой-то момент водружают Татьяну. Во второй сцене - дуэли - минимализм усилил позиции. Теперь на синем фоне на сцене осталась только гигантская коряга (и кажется еще одно дерево на заднем плане, но я уже точно не припомню). Онегин появился с "шестифутовым" сэндвичем из Subway. То ли он, бедняга, голодный все время (я в этот момент даже стала гадать, что он будет есть в третьем акте, жареную ли курочку, или на десерты перейдет), то ли это у режиссера что-то неизвестное мне по-Фрейду - если мужчина скучает, то он должен "заедать" свою скуку. Стрелялись дуэлянты почему-то не на пистолетах, а на охотничьих ружьях, то ли для большего драматизма, то ли опять по Фрейду: ружье - как фаллический символ ? Третий акт, как вы помните, переносит нас на три года вперед, на бал в Петербурге, где Онегин встречает уже замужнюю Татьяну (слава Богу, обошлись без еды, только бокалом с шампанским). Теперь на сцене, все на том же синем фоне, выстроился лес коллон. Танцевали и гуляли гости между колоннами. Справедливости ради, эти колонны прекрасно смотрелись в последней сцене объяснения Онегина с Татьяной (первая и последняя сцены режиссеру удались лучше всего. А вот середина спектакля "провисла"). Традиционно, оно происходит в помещении, здесь же действие перенеслось на улицу: зима, темно, на заднем плане падает снег, и Татьяна/Нетребко в очень красивом пальто, норковой шапочке-пирожке, с норковой муфтой, смотрелась исключительно эффектно на фоне подсвеченных золотом колон. Страстный поцелуй с Онегиным (выглядел очень к месту), и она, гордо вскинув голову, удаляется со сцены. Получилась действительно красивая и сильная сцена, отличный финал (и зрительно и вокально).

Роль Татьяны "новому" голосу АН, глубокому, чувственному, богато-окрашенному, подходит просто замечательно, и играет она прекрасно, от провинциальной застенчивой барышни (одновременно неуверенной в себе и пылающей страстью в сцене письма) до холодной и элегантной светской дамы, теряющей на мгновение контроль над собой, когда она признается в любви к ЕО. За последние семь лет, я видела в этой партии (в хронологическом порядке) Анну Самуил, Рене Флеминг, и Кариту Маттила, и - на мой взгляд - ни одной из них она не удалась так как АН. Mariusz Kwiecien в роли Онегина не самый идеальный вариант (по-моему, было бы лучше, если бы в первый состав поставили Питера Маттей, который сейчас поет во втором составе). Голос у него красивый (и совершенно идеальная дикция в русском), но - с одной стороны - не достаточно глубокий, а с другой - ему элементарно не хватает харизмы, и как результат и Нетребко и Бечала (в роли Ленского) его "переигрывают" на сцене (не помогает ситуации и то, что Бечала зрительно выше). Petr Beczala - идеальный, великолепный Ленский. У него замечательный, сильный, красивый, окрашенный золотом голос. Его арию "Куда, куда вы удалились" я бы с удовольствием и на бис послушала (я его уже второй раз слушаю в этой партии и готова слушать еще сколько угодно!). Увы, в этой постановке был один ужас-ужасный (до того ужас, что впервые в Мете я не удержалась и кричала boo) - это бас из Мариинского Алексей Тановицкий в партии Гремина. Такого кошмара, с сухим драным звуком "через нос", off-key (простите, вылетело русское слово из головы) в большей части красивейшей арии (когда-то я слышала в ней замечательного Алексашкина) даже представить себе в Мете, да еще и в постановке открытия сезона, было невозможно. В России столько замечательных басов, почему Гергиеву (я подозреваю, что это он его предложил, потому что АТ я в Мете раньше не слышала) надо было привезти именно этого товарища, я ума не приложу. Остальной состав был вполне себе адекватен и впечатления не испортил.

В общем и целом, я получила удовольствие и совершенно не жалею, что пошла (не говоря о том, что вторые сцены второго и третьего актов были просто exquisite в вокальном плане).